Песнь о вреде курения. Это было бы смешно, если бы не было так грустно…

Мы уже не раз писали о том, чем опасно курение табака для женщин. Сегодня поговорим о том, как вредная привычка мешает представителям сильной половины человечества. Некоторым из них любовь к сигаретам может стоить самого ценного – мужского достоинства! В подобной ситуации оказался автор следующей статьи. В своем блоге он разместил душещипательную и – смеем предположить – поучительную историю о вреде табака, после прочтения которой екнет сердце не одного отъявленного курильщика !

. Именно в тот день я понял все о вреде курения. Я осознал. Прочувствовал, блин. Ни один призыв Минздрава до этого не достигал глубин моего сознания так, как этот эпизод. Я бы даже предложил ввести сию методику в клиниках, для желающих бросить курить. как неоспоримо полезную.

А началось все с того, что я имел тогда несколько «полезных» привычек, как то: курить. восседая на унитазе и читать там же. Причем, что читать – насрать, уж простите за афоризм. Посему за водопроводной трубой весело торчала пестрая библиотека, от детективчиков и женских романов, до «Справочника технолога» за шестьдесят девятый год, без половины страниц.

И все бы ничего, если б не врожденная лень владельца туловища. Пепельница в доме у меня была всего одна, подарочная, двухкилограммовая дура из латуни, неразрывно переезжающая со мной по всем съемным углам. Но таскать два кило латуни каждый раз с балкона в сортир было напряжно, посему я не стал изобретать велосипед и стряхивал пепел туда же, куда и все – в унитаз. Бычок, есессно, отправлялся туда же.

Изюминка заключалась в препятствии на пути следования окурка в виде природного девайса мужеского роду. Путем долгого опыта и акробатических курсов была отработана методика «нефритовый стержень, в ужасе сморщившись, плавно отходит влево, пропуская огнедышащего дракона мимо» без помощи рук, ног и окружающих предметов. И жили все долго и счастливо, пока не наступил «день Хэ».

Жена уже давно насвистывала носом сюиту на мотив «Сопок Манчжурии», сын, по-детски счастливо и беззаботно, попукивал в кроватке, соседи сверху устали изображать стадо ежиков в период гона, и над землей воцарилась Тьма с большой буквы «Ть». Только кот, вспомнив свою прошлую жизнь в облике хомяка, тихонько пытался заныкать очередную какашку в линолеум за шкафом. Уже падая на кровать, мозг опомнился: «Ептыть, а подышать перед баиньки?»

Никотинозависимые органы активно поддержали инициативу и поволокли бренное тельце в направлении раздельного санузла, ибо на балкон идти было уже холодно. Отработанный ритуал: >i<опа-унитаз, сигарета-зубы, книжка-руки. Что нового я хотел почерпнуть из «Справочника технолога» в два часа ночи, так и осталось загадкой.

>i<опа, приветственно поморгав унитазу, сообщила о ложной тревоге и все задремали в ожидании, когда же табак дотлеет до заветной полоски. Сие пришло довольно быстро и, не отрываясь от чтива, тело привычно качнулось влево, уводя мужскую гордость с линии огня. Правая рука неумолимо прочертила огненный трассер вниз.

Что именно заставило мой девайс подрасти к тому моменту – тайна. То ли перспектива теплой жены под боком, или увлекательная таблица содержания чего-то там в металлах, а может, гордая надпись «тираж 100 000 экз.» отправила внеплановую порцию крови к нижним чакрам, но эффект был достигнут. Девайс ушел. Но не весь. Главная его часть встретила бычок твердо и гордо, как коммунист белогвардейскую пулю.

Вы видели, как клеймят лошадей? Теперь я верю! - им больно. Но все же их клеймят не в головку.

Я увидел звезды. Честно! Все. Через три этажа над собой и плотную облачность. Они были яркие, крупные и все, как одна, не мигая смотрели вниз на придурка, который только что сам себя прижег бычком идеально по центру головки. Смачно. С размаху.

Когда размер глаз перестал стремиться к бесконечности, а зубы смогли расцепиться, в единственную нераспрямившуюся извилину постучала запоздалая мысль: «Водичкой бы. Холодненькой. » Забег в спущенных труселях до ванной был осуществлен на гиперзвуке. Принимая во внимание позу «нечто в третьей стадии радикулита, пытающееся задушить руками собственные яйца», удивительно, что я не словил башкой двери и углы по дороге. Кран, вентиль, вода.

Проблема выявилась сразу же по разгибании: писюн не хотел выходить. Просто отказывался. Напрочь. Игра в прятки после сильного мороза – ничто в сравнении с тем, что увидел я. Точнее, я почти ничего не увидел, что нанесло дополнительную травму и так расшатанной психике. Но длительные уговоры и осторожные раскопки таки привели к желаемому, и холодная вода, наконец-то, омыла смертельные раны.

При ближайшем рассмотрении мне поплохело еще больше. На «вершине мира» красовался ровный, сферический ожог, игриво намекающий на истинно аскетический стиль жизнь, недельки на две минимум, и мочеиспускание с лицом и звуками «Герасим скорбит о Муму».

Стиснув зубы, губы и полупопия, бережно неся перед собой в руках «груз триста», походкой парализованного робота Вертера я выполз из ванной. Глядя на позы, в которых я перебирался через жену и пытался разместиться под одеялом, человек паук трижды удавился бы на собственной паутине от зависти.

Рассудив, что утро вечера мудренее, полускрючившись на боку, я попытался забыться тревожным сном инвалида. Точки над «Ё» расставила жена. Уловив сбоку знакомый, теплый объект, она шустро, во сне, развернулась навстречу и прежде, чем я осознал, чем это грозит, отработанным движением ухватилась за искомое.

Звезды, уже знакомо и сочувственно, смотрели на меня, отражаясь сквозь три этажа в стремительно растущих глазах.

ЗЫ. Но курить тогда я так и не бросил.